Воскресенье, 4 декабря, 2016 года: USD = 64.1528, 0,4721 EUR = 68.4703, 0,8541

Камчатская область: жертвы дрифтерного промысла

14 августа 2008, 12:38
Государственная Дума и Росрыболовство не смогли позитивно откликнуться на призыв депутатов Камчатского законодательного собрания о запрещении дрифтерного промысла в российских водах. Можно предположить, что на принятие решения федеральными структурами оказал влияние политический фактор. Убеждать Росрыболовство в том, что дрифтер наносит серьезный вред экологической среде, нет необходимости.

Ведомство Андрея Крайнего знает об этом не хуже камчатских рыбопромышленников и законодателей. Но дело в том, что дрифтерным способом в российской экономзоне ведут промысел лососей японские рыбаки. В отношениях между Москвой и Токио и без того существуют серьезные проблемы, обусловленные территориальными притязаниями Японии. Добавлять к ним недовольство наших островных соседей запретом промысла лосося дрифтером, с политической точки зрения, скорее всего, нецелесообразно. Но то, что использование японскими рыбаками наплавных сетей в экономзоне России создает для нас экономические и экологические проблемы, очевидно.

Большинству наших читателей нет нужды объяснять, что представляет собой упомянутый вид промысла. Другим же подскажет суть само его название, образованное от английского слова "drift", что в переводе означает "дрейф". Дрифтер используется при ловле в верхних слоях воды тунцов, макрели, меч-рыбы, а в северной части Тихого океана - лососей. Наплавная сеть представляет собой прямоугольник шириной около 30 метров и высотой 10-12. Связанные канатом, так называемым "вожаком", они образуют дрифтерный порядок, который может состоять из 150 сетей. Промысловое судно одновременно способно выставить несколько порядков. До тех пор, пока не наступит время их поднимать, сети, поддерживаемые поплавками, свободно дрейфуют.

Рыба промыслового размера застревает в сетях. Молодь, проходя через ячейки дрифтера, часто получает раны, которые становятся причиной её последующей гибели. Смерть в дрейфующих сетях находят имевшие несчастье оказаться поблизости птицы, морские млекопитающие, акулы, большинство из которых могут дышать, только двигаясь. Часто среди погибших животных оказываются представители фауны, занесенные в международную Красную книгу. Вот эти последствия и делают дрифтер экологически опасным видом морского промысла. Есть еще и проблемы экономического характера, но о них чуть ниже.

Во многих странах дрифтерный промысел запрещен, в том числе в самой Японии. Она не может позволить уничтожать в собственной экономзоне все живое. А Россия, связанная двусторонними соглашениями, вынуждена разрешить японским рыбакам вести дрифтерный промысел в ИЭЗ РФ.

В 2008 году наши островные соседи получили право выловить в водах дальневосточного бассейна 9735 тонн различного вида лососей. На участке Северо-Восточного пограничного управления береговой охраны промысел разрешен 46 судам Страны восходящего солнца. Они ведут добычу не одновременно, а группами до десяти судов, выбирая выделенные им лимиты.

Разрешен дрифтерный лов по научным квотам и российским судам. Их на участке СВПУ шестнадцать. Лично мне и объемы, выделенные науке для промысла, и количество судов, задействованных ведомственными институтами, больше напоминают коммерческую добычу, но знаю, что найду многих оппонентов как среди ученых, так и чиновников, квоты науке выделяющих.

Приверженность японцев дрифтеру легко объяснима. Промысел в экономзоне дрейфующими сетями хоть и является более затратным, чем добыча лосося ставными неводами в прибрежных водах и устьях нерестовых рек, зато позволяет получать коммерчески выгодную продукцию. Та же столь любимая японцами нерка, выловленная далеко в море, несопоставима по вкусовым качествам с рыбой, подошедшей к берегу, и тем более с той, которая "хлебнула пресной воды", а потому и ценится на рынках гораздо выше.

Японцы покупают у своих судов "дрифтерную" нерку по 11 долларов за килограмм, а выловленная российскими рыбаками на ставных неводах идет всего за 4 доллара. Промысел дрейфующими сетями затрудняет обеспечение соответствия видового состава добытой рыбы параметрам полученных квот. Лов ведется в тех водах, где одновременно могут находиться нерка, горбуша, кета, другие виды лососей. Хотя надо признать, что японцы стараются вести добычу на тех изобатах, где предполагают встретить нерку. Рыба на палубу из сетей извлекается чаще всего без всяких признаков жизни. Возвращать ее в море не имеет никакого смысла, разве что на корм крабам и прочей донной живности, которая питается падалью. Поэтому видовой состав выловленных лососей зависит всецело от рыбацкой удачи, которая часто изменяет труженикам голубых нив. Но японские рыбаки, как правило, квоты по нерке выбирают полностью. Это обстоятельство может говорить о том, что горбуша и кета из приловов идут за борт, что в конечном итоге приводит к серьезным превышениям выделяемых квот.

Камчатские рыбаки, которые ведут промысел ставными неводами, обоснованно жалуются, что в те нерестовые реки, возле которых в экономзоне осуществляется добыча лосося дрифтерными сетями, рыбы приходит мало. Например, в реке Камчатке за последние годы на порядок уменьшились выловы кижуча - с 7 тысяч тонн до 700.

Немногие, наверное, знают, что в пятидесятые годы прошлого века между Советским Союзом и Японией могла разразиться лососевая война. В тот период суда островного государства в год дрифтерами добывали в море 280 тысяч тонн лосося! И в основном это была рыба, которая шла на нерест в реки СССР. Активный японский промысел привел к банкротству значительного числа добывающих и перерабатывающих предприятий советского Дальнего Востока, потому что "добывать и перерабатывать" стало нечего. Правительство Союза ССР тогда приняло решение о постепенном снижении с целью дальнейшего запрета Японией дрифтерного промысла лососей, а затем последовательно добивалось выполнения выдвинутого предложения.

В наши дни пока законодательная и исполнительная власти России не примут окончательного решения о целесообразности иностранного дрифтерного промысла в ИЭЗ страны, есть два способа минимизировать причиняемый ущерб.

Первое направление касается усиления контроля добычи японцами лососей. В этом направлении пограничными органами уже сделан серьезный шаг. В текущем году изменена система работы российских наблюдателей на зарубежных судах. Теперь группа наблюдателей находится на иностранном судне, которое само промысел не ведет, а служит средством доставки российских официальных лиц на объекты добывающего флота. Такой порядок работы позволяет избежать необъективности инспекторов, исключает возможность подкупа их. Так что, вопреки мнению некоторых журналистов, отказ от постоянного нахождения наблюдателей на иностранных судах ведет к усилению контроля промысловой деятельности, а не к его ослаблению.

Второе же направление видится в увеличении компенсаций за экологический ущерб, причиняемый дрифтером. И сегодня международные соглашения между РФ и Японией предполагают финансовое возмещение урона животному миру. Но следует серьезно проанализировать, насколько компенсационные выплаты соответствуют подлинному вреду экологической среде.

svrpu.ru

Также в разделе:

Губернатор Камчатки предложил внести важные для региона поправки в Правила рыболовства...

Япония осталась без красной рыбы – на Камчатке рекордные уловы...

Камчатские рыбаки просят изменить требование об информировании объема улова при доставке рыбы в порты...

На Камчатке совместно с корейской компанией построят рыбзавод...

Камчатский край: Красный прилив пришел в Авачинскую бухту Подробно: https://kamchatinfo.com/news/ecology/detail/16357/...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.



Авторизуйтесь,
чтобы получить доступ к личному профилю.

 

Недавние ответы: